Социализм и тоталитаризм Турчин Валентин Фёдорович Инерция страха Оба условия постепенной демократизации, давление снизу и способность к реформам наверху, не выполняются у нас, в сущности, из-за страха, а точнее, из-за инерции страха, вошедшего в нашу жизнь при Сталине. Страх, который парализует общество это страх сталинских жертв, страх, испытываемый властью, — страх самого Сталина. Пришедший к власти в результате невиданного в истории террора, Сталин подозревал каждого в тайном вынашивании планов возмездия, в каждом видел скрытого врага. Очевидно, этот элемент и до сих пор сохраняется в высшем руководстве. Жестокие и бессмысленные репрессии против инакомыслящих которые вовсе не стремятся к вытаскиванию руководителей из их кресел свидетельствуют о наличии этого элемента и в то же время регенерируют, подкрепляют его. Чтобы разорвать его, нужен хотя бы какой-то минимум доверия между властью и обществом, чтобы разграничить борьбу за идеи от борьбы за власть.

Реферат: Валентин турчин инерция страха социализм и тоталитаризм

В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей.

Инерция страха: социализм и тоталитаризм. Front Cover. Валентин Федорович Турчин. Изд-во"Хроника", - Civil rights - pages. 0.

Содержание Отрывок из книги Будьте спокойны Есть несколько характерных отличий нашей эпохи от сталинской, которые свидетельствуют о переходе тоталитарного общества в стационарную фазу. Первое и самое важное из них таково. Во времена Сталина ни один человек не был уверен в своем завтрашнем дне: Это сравнение, разумеется, целиком в пользу нынешнего режима. Нельзя признать совершенным строй, который уничтожает своих сторонников.

Сталинская мясорубка была нужна, чтобы внушить человеку Великий Ужас перед государством, чтобы перевоспитать его в новом, тоталитарном духе. И это делалось с размахом, с запасом. Шло экспериментирование, разрабатывались новые методы. При этом, естественно, нередко переступалась граница необходимого: Перегиб здесь, перегиб там

Политика В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей.

Инерция страха: социализм и тоталитаризм. —New York: Khronika. — Турчин В. Ф., Клифф Джослин. Кибернетический манифест. — Изд. 2-е.

Хорнблоуэр проходит период подготовки для выполнения Люди огня Майкл Гир и др. Давным-давно, восемь тысяч лет тому назад, в Северной Америке жил индейский мальчик по имени Маленький Танцор. Люди Волка Майкл Гир и др. Перед вами полная страсти история сокрытого в веках и скованного льдами прошлого. Эта богатая и более чем достоверная Отзывы читателей Здесь Вы можете поделиться впечатлениями о прочтенной книге или просмотреть отзывы читателей.

Пожалуйста, будьте вежливы и уважайте других пользователей.

«Инерция страха» В.Турчина

Социализм и тоталитаризм Валентин Турчин. В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг.

Турчин В. Инерция страха: Социализм и тоталитаризм. Турчин В. Валентин Турчин — 2-е изд. — Нью-Йорк: Хроника, — л. — Не указан.

Размер шрифта Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания.

В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так. Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее. Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики.

Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации. Задачу критиков я вижу не в том, чтобы противопоставить себя правящему слою как враждебную ему силу, а в том, чтобы нащупать путь, который позволил бы выйти из тупика и приступить к давно назревшим преобразованиям. Путь этот не может не быть в той или иной степени компромиссным, он не должен угрожать интересам правящего класса до такой степени, чтобы сделать его непримиримым врагом преобразований.

Ясно, что критика, преследующая такие цели, должна быть до известной степени сдержанной.

Журнальный зал

Отношения России и Европейского суда по правам человека по-прежнему находятся в острой стадии. Об этом свидетельствуют заявления российских политиков и функционеров. Они считают, что структура саморазрушается — у нее уже осталось мало ресурсов и почти нет никакого реального влияния. Дискредитировала же она себя пассивным отношением к нарушениям общеевропейских ценностей различными странами.

Перевод контекст"инерции" c русский на испанский от Reverso Context: Ряд «клейма позора», дискриминации, страха и бюрократической инерции.

Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так.

Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее. Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики. Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации.

Задачу критиков я вижу не в том, чтобы противопоставить себя правящему слою как враждебную ему силу, а в том, чтобы нащупать путь, который позволил бы выйти из тупика и приступить к давно назревшим преобразованиям.

Наука и шахматы - Инерция страха социализм и тоталитаризм

Оба условия постепенной демократизации, давление снизу и способность к реформам наверху, не выполняются у нас, в сущности, из-за страха, а точнее, из-за инерции страха, вошедшего в нашу жизнь при Сталине. Страх, который парализует общество это страх сталинских жертв, страх, испытываемый властью, — страх самого Сталина. Пришедший к власти в результате невиданного в истории террора, Сталин подозревал каждого в тайном вынашивании планов возмездия, в каждом видел скрытого врага.

Очевидно, этот элемент и до сих пор сохраняется в высшем руководстве. Жестокие и бессмысленные репрессии против инакомыслящих которые вовсе не стремятся к вытаскиванию руководителей из их кресел свидетельствуют о наличии этого элемента и в то же время регенерируют, подкрепляют его.

Впервые брошюра"Инерция страха", написанная доктором физико- математических наук В.Ф.Турчиным, появилась в самиздате в

Социализм и тоталитаризм Период появления в самиздате: В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так. Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее.

Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики. Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации. Задачу критиков я вижу не в том, чтобы противопоставить себя правящему слою как враждебную ему силу, а в том, чтобы нащупать путь, который позволил бы выйти из тупика и приступить к давно назревшим преобразованиям.

Путь этот не может не быть в той или иной степени компромиссным, он не должен угрожать интересам правящего класса до такой степени, чтобы сделать его непримиримым врагом преобразований. Ясно, что критика, преследующая такие цели, должна быть до известной степени сдержанной. Кто стремится к компромиссу, не должен разрушать для него почву.

С другой же стороны, условия общественной жизни у нас в стране таковы, что когда просто называешь вещи их именами, то превращаешься, с точки зрения представителя правящего класса, в отъявленного экстремиста, с которым нет и не может быть никаких компромиссов. Вероятно, никогда в истории человечества не было такого постоянного, повсеместного и всем обществом принятого несоответствия между словами и действительностью, как в нашей стране в течение последних ти лет.

Настоящее издание написано заново и является, таким образом, новой работой, хотя и основанной на тех же идеях, что и первый вариант. Я хочу перечислить важнейшие из этих идей:

Taylor Knox Discusses His Greatest Fear - The Inertia

Posted on / 0 / Categories Без рубрики

Post Author:

Жизнь без страха не только возможна, а совершенно реальна! Узнай как можно стать бесстрашным, нажми тут!